Недопустимость доказательств, собранных в ходе обыска. Судебная практика 

Вадим Семёнов Адвокат

адвокат Вадим Семенов

Обыск – это такое следственное действие, которое на практике нарушает сразу несколько основоположных прав человека. Это и право на неприкосновенность жилья, право на свободу и личную неприкосновенность, тайну переписки, право на невмешательство в личную жизнь, право на собственность. Нарушение этих прав со стороны государства должно быть крайне обоснованным. Но, к сожалению, правоохранительные органы об этом редко задумываются.

Думаю, адвокатам всегда стоит обращать внимание суда на нарушения прав человека, допущенные в ходе проведения следственных действий, заявлять ходатайства о признании доказательств обвинения недопустимыми.

Так, согласно ст.89 УПК Украины стороны уголовного производства имеют право в ходе судебного разбирательства ходатайствовать о признании доказательств недопустимыми.

Согласно ст.86 УПК Украины доказательство считается допустимым, если оно получено в порядке, установленном УПК Украины.

Как указано в статье 87 УПК Украины, недопустимыми являются доказательства, полученные в результате существенного нарушения прав и свобод человека, гарантированных Конституцией и законами Украины, международными договорами, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, а также любые другие доказательства, полученные благодаря информации, полученной в результате существенного нарушения прав и свобод человека.

Основные права и свободы человека определены в разделе ІІ Конституции Украины, а также в Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

Также статья 62 Конституции Украины устанавливает: «Обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем».

В решении от 20.08.2011 года №12-рп/2011 Конституционный Суд Украины указал следующее: «Анализ положения части третьей статьи 62 Конституции Украины «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем» дает основания для вывода, что обвинение в совершении преступления не может быть обосновано фактическими данными, полученными незаконным путем, а именно:

— с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина;

— с нарушением установленных законом порядка, средств, источников получения фактических данных;

— не уполномоченным на то лицом». 

В 2016-2017 годах суды Украины гораздо чаще стали выносить оправдательные приговоры. При этом судьи нередко признают доказательства, предоставленные стороной обвинения, недопустимыми.

Приведу несколько примеров признания судами доказательств, полученных в ходе обыска, недопустимыми.

1. Приговор от 07.03.2017 года. Луцкий горрайонный суд Волынской области

Дело №158/2300/15-к (http://reyestr.court.gov.ua/Review/65143177)

Из протокола обыска усматривается, что обыск был проведен с существенным нарушением требований Закона, а именно:

— постановление следственного судьи и протокол о проведении обыска следователям не вручались,

— следователем не предлагалось добровольно выдать разыскиваемые вещи,

— вещи были найдены не в том помещении, обыск которого был разрешен.

— вещи, которые изымались во время обыска, должным образом не осматривались, не упаковывались, не опечатывались, что сделало невозможным их надлежащее хранение.

В последствии обвинение не доказало, что эксперту переданы именно те вещи, которые были изъяты в ходе обыска.

2. Приговор от 27.03.2017 г. Жовтоводский городской суд Днепропетровской области

Дело №0414/1544/2012 (http://reyestr.court.gov.ua/Review/65552134)

В ходе обыска была изъята компьютерная техника.

В решении суд указал:

«Суд считает, что обыск офисного помещения и изъятие компьютерной техники проведен с нарушением требований УПК Украины и Конвенции, поскольку определение на проведение обыска не содержало информации о цели проведения обыска и о предметах, подлежащих изъятию, что, в свою очередь, наделило следователя и прокурора широкими полномочиями на изъятие тех вещей, разрешение на изъятие которых не было предоставлено судом».

«Все документы, которые изымаются, должны быть подробно описаны в протоколе в соответствии с процессуальным законом. Вместе с тем, прокурором при изъятии документов и системных блоков эти требования закона не были выполнены. Прокурор в протоколе лично отмечает, что в ходе обыска изымаются документы без их описания, что является недопустимым. Из помещения предприятия были изъяты системные блоки, а не жесткие диски, при этом они не были полностью осмотрены, описаны с содержанием программ и информации, имевшихся на жестких дисках, изъятые документы тоже не описывались».

3. Приговор от 24.01.2017 года. Переяслов-Хмельницкий горрайонный суд Киевской области

Дело №373/2562/15-к (http://reyestr.court.gov.ua/Review/64267284)

Протокол обыска признан недопустимым доказательством в связи с тем, что:

— в проведении обыска принимал участие оперуполномоченный, который ранее давал показания в качестве свидетеля

— не было письменного поручения следователя на привлечение оперуполномоченного к участию в обыске

— в приложениях к протоколу отсутствовал носитель информации с технической записью следственного действия (обыска)

4. Приговор от 10.04.2017 года. Тернопольский горрайонный суд Тернопольской области

Дело №607/8288/16-к (http://reyestr.court.gov.ua/Review/65876927)

Протокол обыска признан недопустимым доказательством, т.к. в определении суда указывалось старое название улицы. Помещение, где проводился обыск, находилось на той же улице, но с новым названием. Суд посчитал, что того адреса, где был разрешен обыск не существует, и обыск проводился по другому адресу, не указанному в определении суда.

5. Приговор от 13.04.2017 года. Гуляйпольский районный суд Запорожской области.

Дело №315/396/16-к (http://reyestr.court.gov.ua/Review/66018385)

Суд признал протокол обыска недопустимым доказательством в связи с тем, что следователь привлекла к участию в обыске оперуполномоченных, которые согласно ст.3 ч.1 п.25 УПК Украины не относятся к участникам уголовного производства. А ч.1 ст.236 УПК разрешает приглашать только участников уголовного производства.

Суд в приговоре указал: «Участие не участников уголовного судопроизводства при проведении обыска жилища или иного владения лица является незаконным, так как такое следственное действие как обыск проведено с нарушением его существенных требований, предусмотренных ч.1 ст.236 УПК Украины, что свидетельствует о грубом нарушении права человека на неприкосновенность жилища, предусмотренного ч.1 ст.30 Конституции Украины.»

6. Приговор от 18.04.2017 года. Славянский горрайонный суд Донецкой области.

Дело №243/3592/16-к (http://reyestr.court.gov.ua/Review/66070767)

Суд признал протокол недопустимым доказательством, т.к. понятые, которые были допрошены в качестве свидетелей, не подтвердили, что при них были найдены и изъяты денежные средства.

 

 

Адвокат Вадим Семенов, Одесса

 

Суды восстанавливают на службе бывших сотрудников милиции. Обзор судебной практики

Суды восстанавливают на службе бывших сотрудников милиции. Обзор судебной практики.

Анна Батурина, юрист, АБ "Семёнов и партнёры"

Анна Батурина, юрист,        АБ «Семёнов и партнёры»

Обстоятельства увольнений и не перевода донедавна сотрудников органов внутренних дел во вновь созданные территориальные органы  Национальной полиции вызвала весьма неоднозначную судебную практику по восстановлению уволенных сотрудников и богатую фантазию ответчиков по таким делам — Главных управлений полиции.

Согласно пункту 8 раздела ХIV «Заключительные и переходные положения» этого Закона»О Национальной полиции» все работники милиции (лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел), а также другие работники Министерства внутренних дел Украины, его территориальных органов, учреждений считались предупрежденными в установленном порядке о возможном предстоящем увольнении по сокращению штатов.

Соответственно, на основании данной нормы, априори считалось, что все сотрудники уже предупреждены, и никаких иных действий более совершать не требуется.

Однако, вот что говорит  по этому поводу судебная практика.

В Постановлении Волынского окружного административного суда от 05.04.2016 г. указано: «За цим попередженням відповідач мав право звільняти працівників у зв’язку з скороченням  штатів до 6 листопада 2015 року,  працівників, які звільняються у зв’язку з скороченням штатів після зазначеної дати необхідно попереджати про  можливе майбутнє звільнення через скорочення штатів відповідно до статті 49-2 Кодексу законів про працю України,  не пізніше ніж за два місяці». (http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/56976632).

 

В Постановлении Одесского окружного административного суда от  30.03.2016 г. (судья Самойлюк Г.П.) суд пришел к следующим выводам относительно даты увольнения: «..суд враховує, що наказ про звільнення  позивача  прийнято 04.11.2015 р., разом з тим відповідачем — Головним управлінням Міністерства внутрішніх справ України в Одеській області не було надано можливість позивачу реалізувати своє право щодо призначення за його згодою чи проходження конкурсу на посади, що заміщуються поліцейськими, у будь-якому органі (закладі, установі) поліції, відтак, наказ про звільнення позивача було прийнято передчасно». (http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/56913257),

 

Обстоятельства увольнения по сокращению штатов в большинстве случаев идентичны: сотрудники органов внутренних дел написали рапорта на увольнение по сокращению штата и сразу же на прием на службу в национальную полицию. Однако, не все рапорта о согласии служить в полиции, уцелели, были зарегистрированы в журналах входящей корреспонденции и получили необходимые резолюции.

В таком случае, в Постановлении Киевского апеляционного административного суда от 05.04.2016 г. судом приняты во внимание покания свидетелей, в присутствии которых был написан рапорт о принятии на службу в полицию, однако по независящим от Истца причинам до дошел до руководства ( http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/56916360), (http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/56913257)

По общему правилу, согласно п. 9 раздела XI Заключительных и переходных положений Закона № 580-VIИI работники милиции, которые изъявили желание проходить службу в полиции, при условии соответствия требованиям полицейских, определенным этим Законом, в течение трех месяцев со дня опубликования настоящего Закона могут быть приняты на службу в полицию путем издания приказов о назначении с их согласия или прохождения конкурса на должности, замещаемые полицейскими, в любом органе (учреждении, учреждении) полиции.

Согласно Постановления Одесского окружного административного суда от 25.03.2016 г. : «..вищезаначені норми Розділу ХІ Прикінцеві та перехідні положення Закону України «Про національну поліцію» та Положення про проходження служби рядовим і начальницьким складом органів внутрішніх справ, на які йдеться посилання у спірному наказі містять три підстави для звільнення особи зі служби через скорочення штатів, а саме: при відмові працівника міліції від проходження служби в поліції; не прйняті на службу до поліції в тримісячний термін з моменту попередження про наступне вивільнення; при відсутності можливості подальшого використання на службі.

Отже, при вирішенні питання щодо звільнення за скороченням штату, начальник органу прямо зобов’язаний розглянути можливість подальшого використання на службі особи, що звільняється.» (http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/56780513).

 

Естественно, что на практике ответчики не могут доказать невозможность дальнейшего использования на службе и отрицают вообще возможность трудоустройства в данном случае в связи с ликвидацией органов внутренних дел без правоприемства

Вот как Одесский окружной административный суд в своем Постановлении от 30.03.2016 г. расценивает подобные заявления: «Виходячи з системного аналізу вищенаведених норм Цивільного кодексу України, Закону України «Про центральні органи виконавчої влади» та Порядку № 1074,  у разі ліквідації органу виконавчої влади, держава відповідним актом Кабінету Міністрів України передає його завдання та функції новоствореному центральному органу виконавчої влади, забезпечуючи у такий спосіб безперервне виконання функцій держави. Отже, територіальні органи міністерств не можуть діяти інакше, ніж це передбачено актами Президента України чи Кабінету Міністрів України, виданими для забезпечення виконання відповідними міністерствами своїх функцій.

З урахуванням наведеного, встановлена законодавством можливість ліквідації державної установи (організації) з одночасним створенням іншої, яка буде виконувати повноваження (завдання) установи, що ліквідується, не виключає, а передбачає зобов’язання роботодавця (держави) по працевлаштуванню працівників ліквідованої установи».

 

В тоже время, 04.04.2016 г.  абсолютно противоположное решение прийнято судьей Окружного административного суда города Києва Абловым Е.В.: «Відповідно до наказу Міністерства внутрішніх справ України від 06.11.2015 №1388 «Про організаційно-штатні питання» визнано такими, що втратили чинність штати органів, підрозділів, закладів, установ та підприємств МВС України згідно з Переліком змін у штатах МВС, що додається до цього Наказу, в тому числі були скасовані штати і скорочені посади Головного управління Міністерства внутрішніх справ в місті Києві.

З урахуванням зазначеного, стосовно позивача судом не встановлено обмежень, які б перешкоджали відповідачу — 1 (за умови дотримання встановленої законодавством процедури) приймати рішення про його звільнення через скорочення штатів. А у зв’язку з ліквідацією територіальних органів Міністерства внутрішніх справ у Головного управління Міністерства внутрішніх справ відповідно була відсутня можливість використати ОСОБА_1 на службі в органах внутрішніх справ». (http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/56913686).

 

В целом, суды удовлетворяют иски о восстановлении на службе частично: признают незаконными приказы об увольнении, восстанавливают в ранее занимаемой должности, взыскивают вынужденный прогул и обязывают органы полиции рассмотреть вопрос о принятии на службу в национальную полицию либо об увольнении из органов в милиции по переводу в органы полиции.