Статья Уголовного процессуального кодекса, регламентирующая порядок определения подследственности преступлений, подвергалась изменениям едва ли не два десятка раз. «Миссия каждого депутата — коснуться статьи о подследственности», — шутит директор НАБУ Артем Сытник. На его взгляд, бесконечное внесение изменений в ст. 216 УПК — не более чем спекуляция и попытка ограничить полномочия того или иного правоохранительного органа.

«Действующая редакция достаточно четко разграничивает компетенцию следственных органов. Но в то же время в некоторых силовых структурах все еще остаются подразделения, выполняющие теперь уже не свойственные этому органу функции, и эту ошибку нужно исправлять», — считает руководитель НАБУ.

Это мнение отнюдь не разделяют представители Службы безопасности Украины. «Служба безопасности Украины не наделена правом расследования экономических и коррупционных преступлений, однако в ее структуре есть подразделение по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Такая практика существует в ряде европейских стран, когда спецподразделения службы безопасности выявляют преступления и затем передают их в соответствии с подследственностью профильному правоохранительному органу», — заявил первый замглавы СБУ Павел Демчина.

По его словам, такая практика дает положительные результаты. За последние три года СБУ вручила 2147 уведомлений о подозрении лицам, совершившим коррупционные преступления. Приблизительно в 30% соответствующих уголовных производств на данный момент уже вынесены приговоры. На взятках «погорели» 25 судей, 119 сотрудников таможенной службы, 111 налоговиков, 423 сотрудника системы МВД, из них 38 — работники миграционной службы, в частности руководители территориальных управлений, подозреваемые в незаконном изготовлении паспортов.

В целом П. Демчина выступает против четкого разграничения полномочий правоохранительных органов и считает, что успеха в борьбе с преступностью можно добиться, лишь объединив усилия всех силовых ведомств: «Национальное антикоррупционное бюро вручило подозрение 36 судьям. В 20 случаях расследование проходило в сотрудничестве с СБУ, еще 14 раз на помощь пришел департамент защиты экономики МВД, и только двух преступников НАБУ поймало самостоятельно. Если забрать у всех правоохранителей полномочия, дублирующие функции НАБУ, статистика такой и останется — к ответственности будут привлечены единицы».

Своим мнением относительно того, нужно ли четкое разграничение компетенций и оправдано ли создание настолько разветвленной системы правоохранительных органов, в комментарии «Судебно-юридической газете» поделился и начальник департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины Сергей Горбатюк. На его взгляд, при реформировании системы правоохранительных органов законодателям, правоохранителям, практикам и ученым следовало бы, в первую очередь, собраться и определить ее каркас.

«Полномочия ведомств не должны пересекаться. Но в то же время нужна система сдержек и противовесов, чтобы все, условно говоря, следили друг за другом, боялись и не нарушали закон. У нас же все происходит как-то хаотично. Сначала мы создаем Национальное антикоррупционное бюро, фактически наделяя его полномочиями, более характерными для Государственного бюро расследований. Таким образом, обрезаем ГБР крылья, но продолжаем продвигать его создание. Все это происходит в ручном режиме, и каждый орган занимает какую-то узкую нишу. Цель реформы — улучшение защиты прав граждан и интересов государства, а у нас эта система только усложняется, возможно, за исключением случая с НАБУ».

Кроме того, создавая новые правоохранительные органы, необходимо продумывать положения относительно переходного периода и четко определять, когда они приступят к выполнению своих функций, а их предшественники прекратят осуществлять соответствующие полномочия. «Преступления совершаются каждый день, и их нужно расследовать. А у нас хотят все разрушить, а потом с нуля построить новое. Но как показывает практика, так не выходит, и все оканчивается плачевно», — резюмировал С. Горбатюк.

Источник: Судебно-юридическая газета