Анна Батурина, АБ "Семёнов и партнёры"

Анна Батурина,
АБ «Семёнов и партнёры»

Статьей 10 Европейской Конвенции по правам человека установлено, что каждый имеет право на свободу выражения мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без вмешательства органов государственной власти и независимо от государственных границ. Право на свободу выражения мнений является не только основным принципом демократии, но и предпосылкой осуществления многих других прав и свобод, гарантируемых Конституцией.

Статьями 3, 4, 6 Декларации о свободе дебатов в средствах массовой информации, одобренной 12.02.2004 на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, предусмотрено, что поскольку политические деятели и должностные лица, занимающие публичные должности или осуществляющие публичную власть на местном, региональном , национальном или международном уровнях, решили апеллировать к доверию общественности и согласились «выставить» себя на публичное обсуждение, то они подлежат тщательному общественному контролю и потенциально могут подвергаться острой и сильной общественной критике в средствах массовой информации по поводу того, как они выполняли или выполняют свои функции.

Нормами Декларации предусмотрено, что предел допустимой критики в отношении политического деятеля или другого публичного лица значительно шире, чем отдельной рядовой личности. Публичные лица неминуемо открываются для придирчивого освещения их слов и поступков и должны это осознавать.

Учитывая приведенную статью 10 Европейской Конвенции по правам человека, Европейский суд по правам человека на основании своей практики применения Конвенции установил, что ее 10 статья обусловливает разную степень защиты тех или иных категорий выражения.

Приводя конкретную практику Европейского суда по правам человека по применению статьи 10 Конвенции, можно отметить такие дела как «Лингенс против Австрии» (1986г.); «Обершлик против Австрии» (1991) в которых говорилось о публичной критике политиков.

В решении по «Делу Лингенса» Европейский суд сформулировал свою позицию относительно роли прессы в обществе и возможности освещения политических вопросов. Он отметил, что свобода прессы дает общественности одну из лучших возможностей узнать об идеях и позициях политических лидеров и сформировать свой взгляд на них. Соответственно, пределы допустимой критики шире, когда она касается собственно политика, а не частного лица. Политик неизбежно и сознательно открывается для придирчивого анализа каждого своего слова и поступка, как со стороны журналистов, так и широкой общественности, и должен проявлять к этому больше терпимости.

Решением Конституционного Суда Украины по делу о распространении сведений от 10 апреля 2003 года № 8рп/2003, также освещены проблемы, связанные с особенностями реализации права граждан на свободу слова и критику относительно действий (бездействия) должностных лиц. «Они должны быть готовы к критической  реакции со стороны общества».

В деле «Иерусалим против Австрии» суд установил, что степень публичности, которого приобрели действия лица, степень ее участия в публичной дискуссии обусловливают степень ее толерантности, который она должна проявлять по отношению критики.

Читайте также: Как защитить свою честь и достоинство

Многие помнят, как в прошлом году прямо на заседании Кабинета Министров Украины на Министра чрезвычайных ситуаций Украины Бочковского С.С. одели наручники,  и с позором вывели из зала.

В тот же день, Министр внутренних дел Арсен Аваков у себя на странице Фейсбук написал: «Вор будет сидеть в тюрьме!». Премьер-Министр Украины также нелестно отозвался о «виновнике торжества», написав: «Так буде з кожним, хто порушує закон і хто знущається з української держави». Однако, иск Сергея Бочковского о признании такой информации недостоверной был отклонен Печерским районным судом г. Киева именно по причине не нарушения ответчиками допустимых границ критики политической фигуры истца. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/58310233

Тем не менее, имеется и противоположная судебная практика. Европейський суд по правам человека в своем решении (п.41) по делу «Сирык против Украины» от 30.06.2011 отметил, что может возникнуть необходимость защиты государственных служащих от агрессивных, оскорбительных и дискредитирующих нападений, которые рассчитаны на то, чтобы оказать на них влияние при исполнении ими своих обязанностей и подорвать доверие общественности к ним и к должности, которую они занимают (см. решение по делу «Яновски против Польши» (Janowski v. Poland) [ОП], заявление № 25716/94, п. 33, ECHR 1999-I). Степень защиты, которая может считаться необходимой, зависит от конкретных обстоятельств дела».

В то же время,  согласно ч. 2 ст. 10 Конвенции осуществление свободы слова может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного безопасности, для предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения конфиденциальной информации.

В данном случае, речь идет о прямых обвинениях в совершении преступлений. Даже публичные, политические деятели защищены презумпцией невиновности, и никто, кроме суда не может признавать человека виновным в совершении уголовно наказуемых деяний.

Презумпцию невиновности необходимо рассматривать в общих правовом и процессуальном смыслах. Как общее правовое требование она определяет положение лица в обществе. Хотя этот принцип сформулирован как уголовное процессуальный, однако его действие выходит за рамки только уголовного процесса. Презумпция невиновности — объективное право положение. Это требование закона, обращенное ко всем гражданам, должностных лиц, государственных и общественных организаций, к общественному мнению в целом. Такой позиции придерживается и Европейский Суд по правам человека в своем решении от 10 февраля 1995 по делу «Аллене де Рибермон против Франции». Суд подчеркнул, что сфера применения принципа презумпции невиновности значительно шире: этот принцип обязателен не только для уголовного суда, который решает вопрос об обоснованности обвинения, но и для всех  органов государства. Приговор суда является единственным процессуальным документом, устанавливающим виновность лица.

В деле «Довженко против Украины», утверждая о нарушении статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Суд отметил, что при оценке содержания высказываний, рассматриваемых судом достаточно отметить, что в газетной статье от 8 июня 2002 задержанный упоминался как «преступник» без каких-либо оговорок. Такая оценка, предоставленная высокопоставленным работником милиции, воспринималась как установленный факт и приравнивалась к заявлению о вине заявителя в совершении преступления, в котором он подозревался. Это заявление предшествовало оценке соответствующих фактов компетентным судебным органом и побудила общественность считать заявителя виновным до того, как его вина была доказана в соответствии с законом. Изложенные соображения позволили Суду сделать вывод, что имело место нарушение права заявителя на презумпцию невиновности.

Анна Батурина, АБ «Семёнов и партнёры», Одесса