Анна Батурина,
АБ «Семёнов и партнёры»

Размещение до результатов проверки копии поданного заявления в любых средствах массовой информации, социальных сетях, либо иное распространение будет расценено как фактическое утверждение, а не как оценочное суждение или реализация права человека на обращение. Соответственно, иск о об опровержении недостоверной информации в таком случае подлежит удовлетворению.

В соответствии со ст. ст. 34, 40 Конституции Украины, п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства физического и юридического лица» от 27.02.2009 года №1, все граждане имеют право направлять индивидуальные или коллективные письменные обращения, лично обращаться в органы государственной власти, органов местного самоуправления и должностных и служебных лиц этих органов, которые обязаны рассмотреть обращение и дать обоснованный в ответ в установленный законом срок.

Согласно решения Конституционного Суда Украины от 10 апреля 2003 года положения ч. 1 ст. 7 Гражданского кодекса Украинской ССР «распространивший такие сведения» в аспекте конституционного обращения следует понимать так, что изложение в письмах, заявлениях, жалобах в правоохранительный орган сведений лицом, по мнению которого должностными или служебными лицами этого органа при выполнении функциональных обязанностей нарушено ее право не может считаться распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию или наносят вред интересам этих лиц.

Читайте также: Практика ЄСПЛ: Звільнення від відповідальності за розповсюдження негативної інформації

В случае, если лицо обращается в указанные органы с заявлением, в котором содержится та или иная информация, и в случае, если этот орган компетентен проверить такую ​​информацию и дать ответ, однако, в ходе проверки информация не нашла своего подтверждения, указанное обстоятельство не может сама по себе служить основанием для удовлетворения иска, поскольку в таком случае имела место реализация лицом конституционного права, предусмотренного ст. 40 Конституции Украины, а не распространение недостоверной информации.

Однако, данная догма не является абсолютной гарантией того, что заявителя не привлекут к ответственности за ту информацию, которая изложена в заявлении.

К такому выводу пришел Днепровский районный суд г. Києва в решении от 09.08.2016 г., которое оставлено в силе апелляционной инстанцией (http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/59641375):

«Поширення відповідачами інформації щодо позивача до отримання результатів перевірки цієї інформації компетентним органом у спосіб, який мав місце у даній справі, — шляхом оприлюднення фотографічних зображень колективного звернення в мережі Інтернет через соціальну мережу Facebоок на персональних сторінках та доведення такої інформації до відома невизначеного кола осіб з власними коментарями відповідачів про протиправну діяльність позивача, що у контексті та разом з фотографічними зображеннями звернення мають обвинувальний нахил і сприймається, як звинувачення позивача у вчиненні злочинів (кримінальних правопорушень), не може вважатися оціночними судженнями на підставі ст. 30 Закону України «Про інформацію». Таку інформацію можливо перевірити на предмет її відповідності дійсності /здійснити перевірку істинності фактів і спростувати»

Анна Батурина, адвокатская компания «Семёнов и партнёры»